Шпильрейн, сабина николаевна

Посмертная жизнь

В мире западной психотерапии большую часть 20 века Сабина Шпильрейн оставалась лишь одной из постраничных сносок в книге Зигмунда Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия», причем читатели часто даже не подозревали, что речь идет о женщине. Личная переписка Юнга, в которой Шпильрейн занимала значительное место, не публиковалась.

В 1977 году в Женеве был обнаружен дневник Сабины Шпильрейн, который та вела с 1909 по 1912 годы. Перед отъездом в Советский Союз она оставила свой личный архив – большой чемодан со статьями, письмами к ней Фрейда и Юнга, перепиской с родителями и близкими друзьями – знаменитому швейцарскому психологу Эдуарду Клапареду (в Женеве его именем названа площадь). Клапаред в архив не заглядывал, часть документов сохранил его зять, профессор неврологии Жорж де Морсье, а часть записей Шпильрейн пролежала забытыми в подвале Института Руссо несколько десятилетий. Во время ремонта ящик открыли строители, выпустив на свет Музу.

В 1980-90 годах Сабина Шпильрейн стала героиней нескольких литературных произведений, театральных постановок, документальных и художественных фильмов, а также массы научных конференций. Женщине, чей портрет даже нельзя толком разглядеть на расплывшейся детской фотографии, были посвящены:

— книга итальянского психоаналитика Альдо Каротенуто «Секретная симметрия. Сабина Шпильрейн между Фрейдом и Юнгом».

— статья психоаналитика Бруно Беттельгейма «Скандал в психоаналитическом семействе», а следом за ней целая серии других статей, опубликованных в странах Европы и Америки.

— спектакль «Излечение словом», поставленный в Лондонском королевском национальном театре в 2002 году по пьесе известного английского драматурга и режиссера Кристофера Хэмптона.

— несколько кинокартин: шведская, режиссера Элизабет Мартон, «Меня звали Сабина Шпильрейн»; итальянская, режиссера Роберто Фаенза, «Сабина» (2002). Наконец, совсем недавно появилась картина Дэвида Кроненеберга «Опасный метод». Премьера состоялась 2 сентября 2011 года на 68-ом Венецианском кинофестивале, а в Швейцарии картина была впервые показана на Международном кинофестивале в Цюрихе, также в прошлом сентябре. Выход ее в России запланирован на 17 ноября 2011 года, а швейцарские зрители могут посмотреть фильм, начиная с 10 ноября в немецкоязычной части страны, с 21 декабря в Романдии и уже с 7 октября в Тичино. Главную женскую роль играет голливудская актриса, красавица Кира Найтли. Интересно, знает ли она о том, что ее героиня во время лечения в Бургхёльцли еще носила детскую прическу – косичку?

Карл Юнг и Сабина Шпильрейн

Во время учебы в медицинской школе Шпильрейн продолжала помогать Юнгу в лаборатории. Сильные чувства, которые она имела к нему, как его пациент, нарастали в течение первых трех лет ее обучения в медицинской школе, и она захотела ребенка от Юнга, которого планировала назвать Зигфридом.

Летом 1908 года, когда она поступила на четвертый курс медицинского училища, у нее и Юнга начались все более интимные встречи, которые она описывала в своих дневниках как «поэзию». Хотя доказательств тому нет, так утверждала сама Сабина Шпильрейн. Фильм, снятый по мотивам этого периода, повествует о пылком романе между ними.

Нет никаких свидетельств того, что отношения Шпильрейн и Юнга были связаны с садизмом или мазохизмом, как это предполагалось в театральных версиях их истории. В письме 1908 года Юнг писал Шпильрейн: «Это мое несчастье, что я не могу жить без радости любви, бурной, постоянно меняющейся любви в моей жизни». Вскоре после этого жена Юнга Эмма Юнг сообщила матери Сабины в анонимном письме о том, что происходит.

В последующие месяцы Юнг писал Фрейду об этих отношениях, сначала обвиняя Шпильрейн в том, что она безуспешно пыталась его соблазнить, а затем признал, что стал с ней романтически связан. Сабина также писала Фрейду, давая понять, что в течение нескольких месяцев их отношения были в какой-то мере физическими. Ева Шпильрейн пригрозила сообщить об этом Блейлеру и приехала в Цюрих, чтобы сделать это, но, в конце концов, передумала. Между тем, Юнг оставил свой медицинский пост в Бургхольцли, хотя он продолжал свою лабораторную работу и университетское обучение. Документированный отчет об этих событиях между Шпильрейн, Юнг и Фрейдом появляется в биографии Лаунера.

После перерыва в несколько месяцев, вызванного вышеупомянутой полемикой, Юнг и Сабина Шпильрейн возобновили свои отношения летом 1909 года и продолжали встречаться друг с другом в частных беседах в последние месяцы 1910 года. Шпильрейн навсегда покинула Цюрих в январе 1911 года.

Шпильрейн иногда рассматривается как вдохновившая Юнга на концепцию о психотипах, отчасти из-за ссылки, которую Юнг сделал через пятьдесят лет в «Воспоминаниях, мечтах, размышлениях» — биографических мемуарах, составленных и отредактированных Анилой Яффе, — к воображаемому внутреннему женскому голосу, который пробудил его понимание внутренней анима. Однако в неопубликованной записи Юнга, записанной Анилой Яффе в 1957 году, Карл ясно дал понять, что этой женщиной была Мария Молтцер, а не Шпильрейн. Тем не менее Лэнс Оуэнс задокументировал, что отношения со Шпильрейн действительно важны для развивающегося понимания Юнга того, что он много позже назвал «анима».

Фильм «Меня звали Сабина Шпильрейн» 2002 года о Сабине рассказывает всего лишь возможную версию отношений между ней и Юнгом. Однако некоторые ученые считают, что их переписка свидетельствует о несомненных романтических отношениях между учеными. Ведь сама Сабина Шпильрейн, фильм это показывает, говорила, пусть и не прямым текстом, об этих отношениях. Были между ними отношения или нет, об этом наверняка сейчас сказать практически невозможно.

Топ 10 новостей

  • В Ростове-на-Дону

    • 1
      «Система лжи и непрофессионализма дала сбой»: бывший глава реанимации Борис Розин — о трагедии в 20-ке и развале донской медицины
      11.10.2021 Общество

    • 2
      Сын ростовского олигарха Узденова сыграл шикарную свадьбу с дочерью бывшего «энергетического короля» Каитова
      11.10.2021 Общество

    • 3
      «Каждый третий пациент ковидного госпиталя Волгодонска умирает»: Олег Пахолков
      08.10.2021 Общество

    • 4
      В Ростовской области банда старшеклассниц на камеру избила школьницу
      12.10.2021 Общество

    • 5
      Ростовский авторынок «Фортуна» закроют с 1 января 2022 года
      13.10.2021 Общество

    • 6
      После избиения девочки бандой школьниц в Ростовской области начались увольнения чиновников
      13.10.2021 Общество

    • 7
      Роспотребнадзор Ростовской области предложил ввести новые коронавирусные ограничения
      11.10.2021 Общество

    • 8
      «Пройти круги ада, чтобы достучаться до врачей»: жителю Ростова-на-Дону отказывали в госпитализации с 70% поражения легких
      11.10.2021 Обращение в редакцию

    • 9
      Миллионер и экс-полицейский Алексей Логвиненко во второй раз хочет возглавить администрацию Ростова
      08.10.2021 Общество

    • 10
      Под Ростовом водители устроили многокилометровую очередь за картошкой по 35 рублей
      12.10.2021 Общество

    • 1
      «Система лжи и непрофессионализма дала сбой»: бывший глава реанимации Борис Розин — о трагедии в 20-ке и развале донской медицины
      11.10.2021 Общество

    • 2
      «Сколько человек должно умереть, чтобы ты вакцинировался»: главврач БСМП Таганрога — о ситуации с коронавирусом в регионе
      10.10.2021 Общество

    • 3
      Власти Ростова-на-Дону забыли про часть левого берега
      12.10.2021 Общество

    • 4
      Сити-менеджер Логвиненко заявил, что «Ростовский морской порт» не место на Береговой
      08.10.2021 Общество

    • 5
      Миллионер и экс-полицейский Алексей Логвиненко во второй раз хочет возглавить администрацию Ростова
      08.10.2021 Общество

    • 6
      Под Ростовом водители устроили многокилометровую очередь за картошкой по 35 рублей
      12.10.2021 Общество

    • 7
      Бывший министр сбил на дороге школьницу в Ростовской области
      08.10.2021 Происшествия

    • 8
      Роспотребнадзор Ростовской области предложил ввести новые коронавирусные ограничения
      11.10.2021 Общество

    • 9
      Мешки картошки разыграли среди вакцинированных от коронавируса в Ростовской области
      10.10.2021 Общество

    • 10
      Минсельхоз Ростовской области назвал причину резкого взлета цен на картофель осенью 2021 года
      вчера в 08:01 Общество

Лозанна и Женева

Зимой 1911-1912 года она ездила в Россию, читала доклады о психоанализе в Ростове-на-Дону. А 1 июня 1912 года доктор Шпильрейн, утратившая значительную часть своих романтических иллюзий, вышла замуж за российского врача Павла (Файвела) Шефтеля, с которым познакомилась в Вене. Брак их был зарегистрирован в синагоге Ростова-на-Дону. 17 декабря 1913 года, уже в Берлине, у нее родилась девочка, которой дали имя Ирма Рената.

Но отношения с мужем не сложились, тот в досаде покинул семью, когда Ренате исполнился год, и вернулся в Россию. Сабина Шпильрейн-Шефтель поселилась в Лозанне, где прожила несколько лет, снимая большую светлую квартиру с паркетом и балконом на Avenue Solange, 4. Она трудится в «Прибежище для слепых», клинике для лишившихся зрения и страдающих от психических болезней, а потом даже какое-то время работает хирургом. Одновременно ездила на конгрессы, работала в различных немецких, швейцарских и австрийских медицинских центрах: психиатрической клинике у Э.Блейлера, где когда-то лечилась сама, в психоневрологической клинике К.Бонхэфера в Берлине, занималась психоанализом у К.Юнга в Цюрихе и З.Фрейда в Вене, исследовала мифологию и теорию искусства в Мюнхене.

Через пять лет Шпильрейн перебирается в Женеву, где снимает комнату на Rue Saint Léger, 2 у мадам Род. Работает врачом-педологом в лаборатории знаменитого швейцарского психиатра Эдуарда Клапареда и преподает в возглавляемом им Институте Жана-Жака Руссо.

Интересно, как ответили бы вы на экспериментальный вопрос, который Шпильрейн задала зимой 1922 года студентам Института Руссо в Женеве? «Представьте себе, что у Вас появилась возможность задать три вопроса Богу, судьбе или еще чему-то, что выше нас. Причем Вы совершенно точно знаете, что сможете получить ответ на свой вопрос. Можно спрашивать обо всем, что хотите, как о посюстороннем, так и потустороннем. Можно задавать любые вопросы. Но постарайтесь ограничиться тремя вопросами, которые больше всего Вас волнуют».

Подводя результаты эксперимента, Шпильрейн отметила, что, когда человек задает Богу вопросы спонтанно, то его в первую очередь интересует собственная личность и судьба. А обдуманные вопросы становятся более широкими и менее эгоцентричными… Как видим, не все в этом мире сводится к сексу.

…1917 год, революция – у семьи Шпильрейн в России конфискуют имущество. Родители больше не могут высылать денег, а несмотря на научные заслуги, в бытовой жизни Сабина Шпильрейн осталась беспомощной и плохо организованной женщиной. Она зарабатывает мало, копить не умеет, зато много тратит на лечение дочери. Рената — такая же хрупкая и болезненная, как ее мать в детстве, она проводит много времени в медицинском санатории под Лозанной. Сабина музицирует с дочерью, ведет дневник развития девочки, живя раздельно с мужем, поддерживает с ним связь в письмах, высылает фотографии Ренаты.

Несмотря на обширную переписку, в личной жизни Сабина была закрытой, обидчивой, нередко впадала в депрессии. Не умела принять нужное решение в требуемый момент: в письме Юнгу из Женевы от 6 января 1918 года восклицала, используя цитату: «Wer die Wahl hat – hat die Qual» – «Выбор – это душевное страдание!». Юнг в своих письмах неизменно обращался к ней: «Дорогая госпожа Доктор», она отвечала «Дорогой господин Доктор». Чтобы компенсировать свою нерешительность, Шпильрейн совершала опрометчивые поступки: ее мать считала, что брак с Павлом Шефтелем стал одной из таких внезапных идей Сабины. А сам Шефтель в одном из писем к жене в Женеву упрекал ее за то, что та не едет к нему в Ростов, и горько сожалел, что Ренате, дочери двух образованных людей, врачей, приходится растет в бедности.

Уже много лет вся семья умоляет ее вернуться в Россию, чтобы жить вместе. Наконец, в 1922 году, после смерти Евы Шпильрейн, когда получившие образование в Европе братья Ян и Исаак давно уже трудились в Москве, а брат Эмиль оканчивал университет в Ростове-на-Дону, Сабина решается на переезд.

Психические проблемы

После внезапной смерти ее единственной сестры Эмилии от брюшного тифа психическое здоровье Шпильрейн начало ухудшаться, и в возрасте 18 лет она перенесла истерический невроз, включая тики, неудержимый смех и плач. После неудачного пребывания в швейцарском санатории, где она увлеклась одним из врачей, Сабина была отправлена в психиатрическую больницу Бургхольцли близ Цюриха.

Директором лечебницы был Эуген Блейлер, который руководил им как терапевтическим сообществом с общественной деятельностью для пациентов, включая садоводство, постановки и научные лекции. Одним из помощников Блейлера был Карл Юнг, впоследствии назначенный заместителем директора.

Шпильрейн рассказала Юнгу, что ее отец часто избивал ее и что ее смущали мазохистские фантазии о том, что ее избивают. Блейлер убедился, что ее разлучили с семьей, а затем потребовал, чтобы ее отец и братья не связывались с ней. Сабина Шпильрейн быстро выздоровела, и к октябрю смогла подать документы в медицинскую школу и начать помогать Юнгу с тестами на словесные ассоциации в его лаборатории.

По своему собственному выбору она продолжала жить в больнице, хотя больше не получала лечения. Она работала в качестве стажера вместе с другими русскими студентами, включая Макса Эйтингона, а также экспатриантов-психиатров, которые учились у Блейлера, включая Карла Абрахама.

Семья и ранняя жизнь

Она родилась в 1885 году в богатой еврейской семье в Ростове-на-Дону. Ее мать, Ева Люблинская, была дочерью и внучкой раввинов из Екатеринослава. Отец Сабины, Николай Шпильрейн, был агрономом. В свидетельстве о рождении Сабина записана как Шейве Нафтуловна, но на протяжении всей своей жизни и в официальных документах она называлась Сабиной Николаевной. Она была старшей из пяти детей. Впоследствии все трое ее братьев стали видными учеными. Один из них, Исаак Шпильрейн, был советским психологом, пионером психологии труда.

С самого раннего детства Сабина обладала мощным воображением и считала, что у нее есть «высшее призвание» достичь величия. Она страдала от многих соматических симптомов и навязчивых идей. Некоторые специалисты полагают, что она, возможно, подвергалась сексуальному насилию со стороны кого-то в семье. Сабина Шпильрейн училась в школе Фрёбеля, после чего продолжила обучение в Екатерининской гимназии в Ростове, где она преуспела в науке, музыке и освоении трех языков. Во время учебы в школе она решила поехать за границу для обучения в качестве врача с одобрения своего деда раввина.

Студентка из клиники

Сабина смотрит на Юнга («мой Юнга») влюбленными глазами. Карл не отвергает девушку. У него уже есть любовница, но еще одна не помешает. «Юнга» даже считает, что Сабина двойственна его женской компоненте, которая живет в душе каждого мужчины.
Сабина помогает своему лечащему врачу с диссертацией, Юнг льстит ей: «Такие головы двигают науку вперед. Вы должны стать психиатром».
Жена Карла — Эмма обеспокоена, она на последнем месяце беременности.
В этот период Сабина сочиняет много песен о врачах больницы, но смех мешает ей спеть их. Еще она утверждает, что каждый вечер летает на Марс. 26 декабря 1904 года Юнг становится отцом, а Сабине по ночам начинают мерещиться кошки.

…В анкете для зачисления в университет Сабина написала, что живет в психиатрической лечебнице, пациенткой которой она и является. Ректор в недоумении — таких студенток у него еще не было. Он требует заключение директора клиники. Директор успокаивает ректора: «Госпожа Шпильрейн из Ростова-на-Дону не является душевнобольной. Она находилась здесь на лечении из-за нервозности с симптомами истерии. Мы рекомендуем ее к зачислению».
Учеба дается Сабине легко. Отец и мать гордятся дочерью и ежемесячно посылают ей 300 франков, почти столько же зарабатывает и сам Юнг.
Но на душе у Сабины не спокойно. То она пишет директору клиники о своем намерении покончить с собой, то крадет шприц и цианистый калий, едет в клинику — чтобы сделать укол любому, кто с ней заговорит. На самом деле шприц наполнен водой.

Сабине не жаль окружающих — «они такие пустые!». В эти дни Юнг пишет свое первое письмо Фрейду, оно о Сабине. «Согласно вашему методу я проанализировал картину болезни… В конце концов, раскрылась очень интеллигентная, способная личность с большой чувствительностью. В ее характере есть что-то беспощадное и несправедливое, также у нее отсутствует всякое чувство целесообразности и внешнего приличия, многое из этого можно объяснить особенностями русского происхождения… В период лечения пациентка имела несчастье влюбиться в меня. Теперь она восхищенно и демонстративно рассказывает об этом матери, причем немаловажную роль играет тайное злорадство по поводу переживаний последней».

Однако начинать переписку со знаменитым ученым с подобного письма Юнг не решается, он отправляет Фрейду совсем другое послание: «В настоящее время я лечу истерию вашим методом. Тяжелый случай, 20-летняя русская студентка, больна уже шесть лет».
Фрейд рад, что пациентка — студентка: «Необразованные люди для нас пока слишком непрозрачны».

Обучение в 1905-1911 гг.

Она училась в медицинской школе в Университете Цюриха с июня 1905 года по январь 1911 года. Ее дневники показывают очень широкий спектр интересов и чтения, включая философию, религию, русскую литературу и эволюционную биологию. Она жила в нескольких разных квартирах, общаясь в круге, в который входили преимущественно ее соотечественницы еврейские женщины. Многие из них, вместе со Шпильрейн, увлеклись зарождающимся движением психоанализа в Западной Европе и учились у Блейлера и Юнга. Некоторые, так же, как и Сабина Шпильрейн (биография каждой это подтверждает), впоследствии стали психиатрами, проводили время с Фрейдом в Вене и публиковались в психоаналитических журналах. Среди них были Эстер Аптекман, Фаня Чалевская, Шаина Гребельская и Татьяна Розенталь.

Шпильрейн закончила свою диссертацию, которую сначала курировал Блейлер, а затем Юнг, на тему языка пациента с шизофренией. Это была первая докторская, которая была напечатана в психоаналитическом журнале. Поскольку ее исследование было одним из первых на тему шизофрении, появилась необходимость в дополнительных исследованиях, и это привело к тому, что больше людей сосредоточилось на психических заболеваниях. Это была также первая диссертация, написанная женщиной, которая была психоаналитически ориентирована. Она уехала из Цюриха на следующий день после выпуска, решив создать самостоятельную карьеру психоаналитика в другом месте.

Поэма о Зигфриде

«Когда началась наша поэма, — пишет Сабина в своем дневнике, — у Юнга были две дочери и должен был родиться сын (Франц родился в 1908 году)».
Слово «поэма» различными исследователями трактуется поразному. Одни считают его синонимом «секса». Другие полагают, что речь идет о возвышенных отношениях без физической близости, мол, Сабина не так воспитана.
Сторонники первой версии ссылаются на слова из дневника Шпильрейн о «близких эротических отношениях… однажды во время нашего обычного рандеву». Есть у Сабины и запись об отвергнутом ею предложении Юнга заняться любовью втроем — Сабина, он и его жена: «Эмма согласна, я поговорил с ней».
…Между тем, по Цюриху ходят слухи: доктор Юнг собирается бросить свою жену и жениться на пациентке. Карл испуган, он считает, что слухи распускает Сабина Шпильрейн.

Юнг пишет Фрейду, что «одна пациентка предала его доверие и дружбу самым оскорбительным образом и устроила громкий скандал лишь потому, что он отказал ей в удовольствии иметь от него ребенка».
Родители Шпильрейн получают письмо из Цюриха: неизвестный автор пишет, что Ева должна спасти дочь, иначе доктор Юнг ее уничтожит.
Ева в панике: что делать? Спокойствие сохраняет лишь Николай Шпильрейн: «Из него сделали бога, а он обычный человек».
Тем временем Сабина просит Фрейда о встрече, только он один может повлиять на своего молодого ученика, она не хочет скандалов, а всего лишь ищет пути, как расстаться по-хорошему. «Я пожертвовала ради Юнга своей девичьей гордостью».

Фрейд удивлен. Он пишет Юнгу: «Странно! Что это? Надменность, болтовня или паранойя? Срочно телеграфируйте, кто это такая?».
Юнг телеграфирует: «Шпильрейн — это та особа, о которой я вам писал. Это был, так сказать, мой показательный аналитический случай, поэтому я проявлял к ней особую благодарность и расположение… Она планомерно работала над тем, чтобы обольстить меня, что для меня было неприемлемым. Теперь она думает о мести…».
У истории неожиданная развязка — вдруг выясняется, что слухи о Юнге распускает не Сабина, а другая его любовница. Доктор кается, а Шпильрейн получает из Вены письмо с извинениями от Фрейда.

Юнг и Сабина остаются друзьями.
«Я люблю его и ненавижу, потому что он не мой», — пишет Сабина в своем дневнике. Юнг говорит Сабине, что он никогда больше не женится, а она создана для свободной любви.
Но Сабине хочется другого — иметь семью и детей. От Юнга. Непременно мальчика. Зигфрида. Так звали героя вагнеровской оперы. Сабине нравится этот композитор: «У страстных художников, каким был Вагнер, кульминационный пункт любви нужно искать в смерти. Его герои должны умереть — как умирает Зигфрид и вместе с ним Брунхильда».
…И все же Шпильрейн «родит» от Юнга ребенка. Правда символического. Свою главную научную работу «Разрушение как причина становления» она посвятит Карлу: «Дорогой, примите продукт нашей любви — мою работу. Вашего сыночка Зигфрида. Пришлось приложить громадные усилия, но ради Зигфрида для меня нет ничего невозможного».

Юнг пишет в ответ: «Я поражен изобилием превосходных мыслей. Которые предвосхищают многие мои».
Для Фрейда он найдет другие слова: «После весьма многообещающего начала следует беспомощное завершение… Она слишком мало читала… Кроме того, ее статья ужасно перегружена ее собственными комплексами».
Статья действительно «перегружена комплексами» и личным опытом: «В моих исследованиях сексуальных проблем меня особенно занимал один вопрос: почему одно из мощнейших сексуальных влечений — стремление к продолжению рода наряду с априори ожидаемыми положительными чувствами предоставляет приют негативным эмоциям, таким как страх и отвращение».

«Детский дом»

Основанный в 1921 году Верой Шмидт (которая также была ученицей Фрейда), «Детский дом» был предназначен для обучения детей на основе теорий Фрейда. Школа была приютом только по названию: вместе с сыном Шмидт в школе были дети из семей видных большевиков (в том числе и Иосифа Сталина, чей сын Василий тоже был зачислен).

В школе детям предоставлялась максимальная свобода передвижения. Также разрешалось сексуальное исследование и любопытство. Работа Шпильрейн включала надзор за учителями, и она могла поддержать их в протесте против плохих условий работы, что привело к их увольнению.

Школе пришлось закрыться в 1924 году, после обвинений в экспериментах по преждевременному стимулированию детской сексуальности. Обвинения, возможно, были сделаны в ответ на попытки Льва Троцкого пролетаризировать прием в школу. Во время пребывания Шпильрейн в Москве и Александр Лурия, и Лев Выготский пришли на работу в «Детский дом» и учились вместе с ней. Характерный способ Шпильрейн сочетать субъективные психологические идеи с психоанализом с объективным наблюдательным исследованием детей, вероятно, был важным фактором в их раннем формировании в качестве исследователей, что привело к тому, что они стали первыми российскими психологами того времени.

В конце 1924-го Шпильрейн покинула Москву. Она и ее дочь воссоединились с мужем Павлом в Ростове-на-Дону. Шпильрейн разочаровалась в своем опыте в Москве, также она была вынуждена вернуться, потому что ее муж уже был в отношениях с другой. Павел вернулся к своей жене, а их вторая дочь Ева родилась в 1926 году.

В течение, по крайней мере, следующего десятилетия Шпильрейн продолжала активно работать педиатром, проводить дальнейшие исследования, читать лекции по психоанализу и издаваться на Западе до 1931 года. Ее муж умер в 1936 году. В 1937 году ее братья Исаак, Ян и Эмиль Шпильрейн были арестованы, казнены в 1937 и 1938 годах во время Великой чистки.