Магазин купцов елисеевых

О булочнике Филиппове

Хлеб ситный, бородинский, стародубский, рижский, французские булочки, сайки, обсыпанные маком или крупной солью, калачи, пирожки с требухой или кашей — во всем этом булочнику Филиппову не было равных не только в Москве, но и во всей России. Он умел выпечь именинный пирог такого размера, что приходилось снимать ворота, чтобы внести его во двор. Дела у Ивана Максимовича шли так бойко, что стены его кабинета были обклеены сторублевками.

Иван Филиппов

Торгуя со всей Россией, Филиппов отказывался заводить пекарни где бы то ни было, кроме Москвы. Даже сделавшись поставщиком двора его императорского величества, он не сдался. «Хороший хлеб — он особой воды требует. Такая есть только в Москве, в Мытищах», — твердил Филиппов, и императору с семьей пришлось смириться. Дорога с Тверской улицы в Зимний дворец на лихих почтовых упряжках занимала двое суток. В народе рассказывали, что Иван Максимович лично упаковывает горячие калачи в липовый короб, плотно пригоняет крышку и укрывает пуховым одеялом, так что на стол к государю они попадают ещё тёплыми. На самом деле всё происходило наоборот: Филиппов придумал особый способ заморозки свежего хлеба. Перед подачей на стол его следовало разморозить, завернув в мокрое полотенце, и минуту-две разогревать в печи.

И только когда была построена Николаевская железная дорога, связавшая Москву и Санкт-Петербург, Иван Максимович согласился открыть небольшую пекарню в столице — воду для теста в дубовых кадках вагонами доставляли туда из Мытищ. Филиппов был просто помешан на качестве!

Но и на старуху бывает проруха… Однажды утром московский генерал-губернатор Закревский пил утренний кофе, как обычно, с филипповской сайкой. И в ней обнаружился запечённый таракан. Не прошло и часа, как провинившегося Филиппова доставили пред начальственные очи.

— Эт-то что за мерзость?! — грохотал генерал-губернатор.

— Что-что, — ворчал Иван Максимович. — Это изюминка-с!

— Врёшь, мерзавец! Разве сайки с изюмом бывают?

— А как же? Недавно обновили ассортимент-с.

Домой король московских булочников возвращался бегом. Запыхавшись, влетел в пекарню, схватил в кулинарном цехе решето изюма и ухнул, к ужасу пекарей, в саечное тесто. Через час в дом Закревского прибыла корзина горячих саек с изюмом. А на следующий день от покупателей отбою не было!

Кофейня Филиппова на Тверской

После смерти Ивана Максимовича в 1890 году его дело перешло к сыну Дмитрию. Он-то и открыл на Тверской знаменитую филипповскую булочную с собственной кофейней. Там были огромные зеркальные окна, мраморные столики и лакеи в смокингах. Эта полукофейня-полулавка и натолкнула на мысль Григория Елисеева. Он даже дом под свой магазин купил по соседству с филипповской булочной.

Вслед за московским магазином Григорий Григорьевич принялся за создание петербургского. На пересечении Невского проспекта и Малой Садовой (как раз там, где дед Пётр Елисеевич ходил с лотком на голове, зарабатывая начальный капитал) архитектор Барановский — тот самый, что перестраивал дом под московский «Елисеевский», — выстроил высоченный дворец в стиле ар-нуво. Мало было просто повторить московское чудо в столице — нужно было придумать что-то новенькое, и Елисеев придумал! Первый этаж он оставил под магазин, второй отвёл под многозальный театр (у публики должен быть выбор, что смотреть!), а на третьем устроил кафе. Чем не прообраз современных торговых центров, разве что сменивших театр на кинотеатр?

Дошло до того, что покупать деликатесы где-либо, кроме Елисеевских магазинов, в высшем обществе стало считаться неприличным. За такое и из гвардии могли погнать.

Григорий Григорьевич уже разрабатывал план создания международной сети «Елисеевских», первый из которых должен был открыться в Нью-Йорке, но грянула мировая война, и идею пришлось оставить до лучших времен. Которые — увы! — для клана Елисеевых так и не наступили. И дело тут даже не в революции…

Характеристика здания[]

Дом был построен в 1902—1903 годах архитектором Гавриилом Васильевичем Барановским для магазина колониальных товаров торгового товарищества «Братья Елисеевы». Здание выделяется на фоне классической архитектуры Невского проспекта своими витражами, скульптурами и роскошью отделки

Стиль здания был призван показать богатство товарищества и привлечь внимание потенциальных покупателей. Витраж на Невской стороне здания, покрывающей несколько этажей, создаёт впечатление одной громадной витрины

На фасаде установлены скульптуры А. Г. Адамсона «Промышленность», «Торговля», «Искусство» и «Наука».

Внутри было три торговых зала, украшенных зеркалами и бронзовыми светильниками. На первом этаже располагался магазин «колониальных товаров», на втором — театральный зал театра «Невский фарс», на третьем — ресторан. Здесь можно было купить все: начиная от свежих трюфелей и горячих пирожков, до утром выловленных устриц.

В подвальном помещении были склады, холодильники и один из самых лучших винных погребов Европы.В «Невском фарсе» ставили пьесы легкого, игривого, а нередко и фривольного содержания. Так что здесь можно было вкусить и хлеба, и зрелищ. Сменивший «Невский фарс» Театр Комедии тоже начинается с гастронома.

Легенда в аренду

В 1992 году «Елисеевский» приватизировали, акции распределились между сотрудниками, но в 2002 году 90% акций выкупили (предположительно, за 650 тысяч долларов) структуры Якова Якубова — предпринимателя, которого называют «хозяином Тверской». В разное время он завладел несколькими объектами на центральной улице Москвы по одной и той же схеме: скупка акций у сотрудников магазинов, размывание долей других участников с помощью увеличения уставного капитала, оформление собственности на кипрские офшоры или своих сотрудников, вереница сделок между подконтрольными компаниями.

Кстати, именно Якубову городские власти собирались продать «Елисеевский» в 2015 году. Московский департамент имущества, который в документах фигурирует как арендодатель здания на Тверской, решил выставить его на аукцион. За помещение площадью больше 5 тысяч квадратных метров власти запросили не менее 2,5 миллиарда рублей. Руководитель московского департамента торговли и услуг Алексей Немерюк говорил, что бизнесмен арендует помещение и собирается выкупить магазин. Чиновник назвал Якубова «американцем, который уже давно уехал в Майами», и добавил, что «у него все хорошо» и в Москве «он все посдавал в аренду, и ничего ему здесь уже не нужно, только деньги».

Наше время[]

С 08 марта 2012 года после реставрации открыт «Елисеевский магазин»! …по образцу 1903 года: с испанским хамоном, австрийскими сырами и чёрной осетровой икрой.

При входе в Елисеевский гастроном посетители волшебным образом переносятся в начало XX века. Дух того времени чувствуется настолько остро, что современная одежда посетителей кажется немного неуместной на фоне резных прилавков, старинных светильников, кованных этажерок и изысканной лепнины. Особый шик интерьеру добавляет огромная ананасовая пальма в центре зала, установленная как символ буржуазного века.

Ассортимент гастронома остался прежним: на 1-м этаже здания можно будет приобрести алкоголь, элитные сорта чая и кофе, попробовать местную выпечку, а также купить красную икру и лососину. Второй этаж займет ресторан экстра-класса, а на цокольном этаже разместятся кафе и бар более низкой ценовой категории. Планируется открытие винного клуба, где можно будет продегустировать напитки из погреба Елисеевского гастронома, вмещающего 2’000 бутылок.

Согласно данным аналитиков, на реконструкцию магазина было затрачено около 130 млн. рублей. Сейчас полностью завершены работы по восстановлению внутренних интерьеров, продолжается отделка фасада здания.

Под надзором Росохранкультуры восстановили все элементы внутреннего убранства, а на прилавках появились редкие деликатесы, а также выпечка и кондитерские изделия, которые производят при магазине. В подвальном помещении и на уровне мезонина заработали два ресторана, оформленные в стиле модерн.

Ещё о детях

Рассорившись с отцом, все сыновья Елисеева охладели к купеческому делу. Николай уехал с первой волной эмиграции и стал в Париже биржевым журналистом. Сергей, востоковед по образованию, выбрался из России только в 1920 году — просто сел в лодку и уплыл в Финляндию, потом тоже перебрался во Францию, преподавал в Сорбонне китайский, корейский, японский. Третий брат, Александр, стал инженером — он остался в Ленинграде и дожил до 1953 года. Трагичнее всех сложилась судьба старшего, Григория, и младшего — Петра. Они тоже остались на родине. Григорий избрал хирургию, много оперировал, а в 1937 году вместе с Петром был арестован. Их обоих сгноили в лагере. А Машенька накануне революции вышла замуж за юнкера, которого очень скоро расстреляли большевики, на этом её след теряется.

Елисеевский на Невском, деталь. Фото Марии Бор-Раменской

Сейчас потомки Елисеева живут во Франции, Швейцарии, Америке. Среди них по-прежнему нет ни одного коммерсанта… Они старательно ухаживают за могилами Николая Григорьевича и Сергея Григорьевича на Сен-Женевьев-де-Буа. А место упокоения Григория Григорьевича со второй женой выглядит совершенно заброшенным. Потомки его так и не простили…

Деликатесы из подвала

В таком виде «Елисеевский» просуществовал до революции 1917 года и два дня после нее, а потом закрылся. Только в 1921 году с приходом Новой экономической политики магазин снова заработал, уже как «Гастроном №1», но в народе и даже некоторых документах его все равно называли «Елисеевским». Купец Григорий Елисеев с молодой женой в 1920 году был вынужден уехать во Францию. Дети — пять сыновей и одна дочь — с отцом не общались как раз из-за его нового брака после самоубийства матери, Марии Елисеевой. Она не смогла смириться с изменой мужа и повесилась на собственной косе.

В советское время «Елисеевский» выделялся на фоне остальных магазинов. В голодные 30-е годы он поражал граждан воспетыми Маяковским ананасами и рябчиками, а в 1944-м году во время войны и действия карточной системы только в «Елисеевском» торговали за деньги. Постоянное наличие продуктов в гастрономе на Тверской при их тотальном дефиците удивляло людей сильнее, чем помпезные интерьеры и идеальная выкладка товаров. Кроме того, до 80-х «Елисеевский» оставался чуть ли не единственным московским магазином, работавшим до 10 вечера.

«Решение не принято»

Владельцем «Алых парусов» значится Ольга Блажко, мама одного из акционеров девелоперской компании «Донстрой» Максима Блажко. В пресс-службе девелопера на запрос RT ответили, что к «бизнесу родственников руководителей» отношения не имеют — прокомментировать им нечего.

Мы передали Наталье Харитоновой просьбу об интервью. Однако вместо неё от имени магазина ситуацию комментировала Ирина, представившаяся секретарём. Возобновят ли закупки товара для продолжения работы гастронома или его закроют буквально через неделю, она сообщить отказалась. «Потому что решение ещё не принято», — ответила она корреспонденту RT. 

Отсутствие товара в магазине вполне объяснимо — поставщики не рискуют отдавать его на реализацию. По данным картотеки Арбитражного суда Москвы, если в 2018 году к ООО «Елисеевский магазин» был подан всего один иск от поставщика о взыскании задолженности, то в 2020 году их 18, а с начала 2021 года — уже пять.

Специалисты в розничной торговле утверждают, что сам по себе большой продуктовый магазин на Тверской, 14 как бизнес бесперспективен — принесёт лишь убытки. Даже если исключить затраты на поддержание исторического антуража, его оборот издержки не окупит. Цены высокие, парковки нет. В нынешнем виде это просто магазин-музей, московская достопримечательность. Вложиться в него может лишь успешная торговая сеть, причём исключительно ради имиджа.

«Да, столица заинтересована в сохранении исторического гастронома. Но даже арендаторы от московских властей редко получают какие-то льготы, не говоря уже о собственниках помещений, — комментирует бывший управляющий. — Взявшая его торговая сеть в лучшем случае приобретёт лояльность проверяющих чиновников, но не финансовую фору».

По оценке эксперта рынка ретейла Дамира Губейдулина, в Москве сегодня всего лишь несколько игроков, которые смогли бы обеспечить работу знаменитого магазина в интересной для центра столицы концепции и которых могла бы заинтересовать данная локация. Это премиум-сети «Азбука вкуса» и «Глобус Гурмэ», а также нижегородский франчайзи международной сети SPAR, компания «СПАР Миддл Волга». Последние вполне удачно интегрировали целый ряд известных московских гастрономов на Лубянке и Смоленке.

«Насколько слышал, ранее подобные обращения (от «Елисеевского». — RT) и в «Азбуку», и в X5 Retail Group (сети «Перекрёсток», «Пятёрочка», «Карусель», «Чижик». — RT) уже были. Скорее всего, переговоры с кем-то и сейчас ведутся. Но для крупных сетей прежняя схема управления магазина, как с «Алыми парусами», вряд ли приемлема. И смогут ли стороны договориться на обоюдно устраивающих их условиях — большой вопрос», — комментирует Губейдулин.

Но если новая сеть-оператор найдена не будет, «Елисеевский» закроется. И, судя по молчанию хозяев, вероятность такого исхода весьма велика.

Бес в ребро, или крах династии

1 октября 1914 года покончила с собой жена Григория Григорьевича — Мария Андреевна. С третьей попытки. Чуть раньше она уже бросалась в Неву и вскрывала вены — неудачно. Её заперли в доме, отобрав все мало-мальски опасное, но она, улучив момент, повесилась на полотенце.

Мария Андреевна была дочерью купца первой гильдии Андрея Ивановича Дурдина, короля пивоваренных заводов. Женившись на ней в своё время, Григорий Григорьевич сделал очень удачный шаг. Во-первых, слияние капиталов; во-вторых, хорошие связи; в-третьих, Мария Андреевна обладала не меньшей коммерческой сметкой, чем он сам. И, наконец, она родила ему пятерых прекрасных сыновей, наследников династии, и прелестную дочь…

Григорий Григорьевич в молодости с женой Марией Андреевной

Но приблизившись к 50 годам, Мария Андреевна, и в молодости-то скорее умная и решительная, чем изящная и красивая, совсем утратила женскую привлекательность. А Григорий Григорьевич был по-прежнему моложав и подтянут… Вот и увлекся молодой дамой, женой купца 2-й гильдии Верой Фёдоровной Васильевой. Банальная, казалось бы, история, вот только у Елисеевых она кончилась трагедией. Полгода влюблённые встречались тайно, сохраняя приличия, потом обо всём узнал муж Веры и начал бракоразводный процесс… Григорий Григорьевич кинулся в ноги жене, выпрашивая свободу, но услышал в ответ: «Только через мой труп!» Хуже всего, что взрослые сыновья, до недавних пор чтившие отца как какое-то божество, отвернулись от него и сплотились вокруг матери. Григорий Григорьевич сгоряча лишил их денежного содержания, Мария Андреевна сделала ответный ход, сняв со счетов фирмы собственный капитал и отдав его на сохранение родному брату Григория Григорьевича — Александру Григорьевичу. Дело дошло до суда между братьями (Григорий Григорьевич проиграл) и безобразного, отвратительного, публичного скандала. А потом и до гибели Марии Андреевны…

Хоронить её Григорий Григорьевич не поехал и даже венка от себя не послал. В этот день он все ходил из угла в угол по кабинету и восклицал: «Упрямая, своевольная женщина! Сделала всё-таки по-своему! Ну так и я упрям и своеволен и тоже сделаю по-своему». Он обвенчался с Верой Фёдоровной через три недели после похорон первой жены. Сыновья в тот же день отправились к нотариусу и оформили официальный отказ от отцовского наследства. Больше они с Григорием Григорьевичем никогда не разговаривали и не виделись. Их главной претензией к отцу была даже не измена матери как таковая, а нарушение купеческого слова, которое он когда-то дал Марии Андреевне и её родителям, затевая выгодную сделку под названием «законный брак». Что ж! Григорию Григорьевичу грех было жаловаться — он сам их так воспитал… А что у него самого слово иной раз расходилось с делом — так была в его характере такая чревоточинка (вспомнить хотя бы историю с дворянством).

В Елисеевский не посылали прислугу, ходили сами

Какое-то время в отцовском доме на Биржевой линии оставалась 14-летняя дочь Машенька. Григорий Григорьевич, опасаясь, что её похитят братья, нанял телохранителей — тщетно! В один прекрасный день с каретой, где ехала девушка, столкнулся лихач. Телохранители набросились на наглеца, а Машенька тем временем исчезла. Через час Григорию Григорьевичу пришло письмо с инструкциями. Он пришел в назначенное место на Морской улице, там уже ждала шеренга адвокатов и нотариусов, в присутствии которых беглянка, высунувшись из окна, крикнула отцу: «Я сама убежала из дому. Из-за мамы». И снова Григорий Григорьевич судился, и снова проиграл дело.

Елисеевский на Невском, фото М.Бор-Раменской

Теперь даже молодая жена не радовала его. Елисеев стал пить горькую и забросил дела. После революции супруги уехали во Францию, мало что с собой взяв. Впрочем, на скромную жизнь им хватило. Вера увлеклась живописью, Григорий Григорьевич — садоводством. Несмотря на 20-летнюю разницу в возрасте, он пережил её и умер в 84 года, совершенно одиноким. Не раз Елисеев предпринимал попытки наладить отношения с детьми, но все они провалились.

Кто торгует «у Елисеева»

«Елисеевский» с 2005 года входит в торговую сеть «Алые паруса». Однако уже в декабре прошлого года сама сеть прекратила существование — часть торговых точек закрылась, в остальных открылись универсамы других брендов. А «Елисеевский» остался работать. Тогда же в интервью ТАСС генеральный директор ООО «Елисеевский магазин» Наталья Харитонова заявила: «Елисеевский» не закрывается, это просто слухи. У нас нет субарендаторов и, надеюсь, не будет: есть управляющая компания, и она пока не меняется. Также у нас арендный договор с Москомимуществом, по которому мы продолжаем арендовать пространство на Тверской улице».

ООО «Елисеевский магазин» — многолетний арендатор исторического помещения. С «Алыми парусами» у него договор о сотрудничестве — сеть выступает так называемым оператором по управлению магазином. «Кто-то в своё время заключил с городом договор об аренде торговых площадей в хорошем месте. И его бизнес — просто сдавать в субаренду торговой сети, — объясняет бывший управляющий магазином, пожелавший остаться неназванным. — Но бывает, когда прямая субаренда не допускается — формально деятельность в помещении должен осуществлять сам арендатор. Например, если дело касается исторического здания. Тогда фактически работающую на данной торговой площади сеть оформляют «управляющей компанией».

Ещё в 2015 году столичные власти объявили о подготовке аукциона по продаже помещения «Елисеевского». Например, другой магазин Елисеева в Санкт-Петербурге в 2016 году продан структуре Евгения Пригожина. Московский же гастроном, судя по заявлению Натальи Харитоновой, в декабре 2020 года ещё принадлежал городу. 

Как рассказал RT заместитель по торговле главы управы района Тверской Роман Ларичкин, год назад помещение «Елисеевского» было продано последнему арендатору. Однако, по сведениям Ларичкина, Росреестр сделку до сих пор не зарегистрировал. Мы запросили выписку в Росреестре — на 24 марта помещение числится за городом. Что за структура или бизнесмен де-факто распоряжается московским «Елисеевским», неизвестно: почти 100% акций ООО «Елисеевский магазин» записаны на кипрскую компанию. Ретейлеры считают, что реальным бенефициаром остаётся Яков Якубов, владелец многих других торговых площадей на Тверской. 

История и современность[]

В конце XVIII века на углу Невского проспекта и Малой Садовой улицы находился трехэтажный дом купца И. Апайщикова. Затем участком владели: сенатор Д. О. Баранов (с 1820-х), госпожа Бутримова, граф Г. Ф. Менгден (в 1850-х—1870-х), барон Е. П. Мейендорф. В середине XIX века в здании находилась контора журнала «Военный сборник», главным редактором которого был Н. Г. Чернышевский.

Здание было надстроено до 5 этажей в 1863 году (архитектор А. И. Тихобразов).

В январе 1881 года одно из полуподвальных помещений со стороны Малой Садовой улицы занял «Склад русских сыров Е. Кобозева», из которого народовольцы вели подкоп для закладки мины с целью покушения на Александра II.

Г. Г. Елисеев приобрёл участок в 1898 году. В то время в существовавшем здании располагались магазин, ломбард и ресторан В. И. Соловьёва. По заданию Г. Г. Елисеева архитектор Г. В. Барановский в 1900 году перестроил корпус по Малой Садовой улице, а в 1902—1903 годах построил существующее угловое здание с театром и магазином.

Современники были шокированы необычностью стиля здания. Поэт Георгий Иванов писал: «на Невском, как грибы, вырастали одно за другим „роскошные“ здания — настоящие „монстры“, вроде магазина Елисеева или дома Зингера». Стиль торговых домов раннего модерна стали называть «купеческим» модерном.

В советское время официальное название магазина было «Гастроном № 1 „Центральный“», но ленинградцы продолжали звать его Елисеевским магазином.

На втором этаже здания в 1929 году был открыт Театр сатиры, которым руководил Д. Г. Гутман, в 1931 театр был объединён с Театром комедии и переименован в Театр сатиры и комедии, ныне Театр комедии им. Н. П. Акимова.

24 июня 1941 года в витринах гастронома появились первые в Ленинграде «Окна ТАСС».

Блокадной зимой 1942—1943 годов в помещении театра шли спектакли Театра музыкальной комедии и Городского (Блокадного) театра.

В 1987—1988 годах отреставрирована отделка торгового зала.

В 1995 году установлена барельефная мемориальная доска купцам Елисеевым (скульптор Е. К. Дмитриев, архитектор В. П. Кун).

С 2002 года проводится реставрация фасадов и театра (работы ведёт институт «Спецреставрация», архитекторы В. П. Голуб и другие).

В период 2000—2010 годов магазин практически не работал, до 2005 года здание арендовал холдинг «Парнас», до марта 2010 года правом на аренду здания обладал «Арбат Престиж». С 15 сентября 2010 года арендатором здания стал холдинг «Адамант».

30 ноября 2010 года здание внесено в федеральный перечень особо охраняемых объектов, с 15 февраля 2011 года в здании начались реставрационные работы.